ru
ru

Интервью Президента УПЭК Анатолия Гиршфельда журналу "Бизнес"

Интервью Президента УПЭК Анатолия Гиршфельда журналу "Бизнес"
09.04.2007

Анатолий Гиршфельд, президент АО «УПЭК»: 
«Поход бизнеса во власть должен стать дурным тоном…»

Дмитрий Поддубный, «Бизнес», 09.04.07

Раздумывая над тем, чья точка зрения на разворачивающийся политический кризис может оказаться интересна представителям бизнеса, мы решили что наиболее объективный, сторонний, взгляд может быть у человека, входящего в список богатейших людей Украины, но не относящегося к числу мегаолигархов, имеющего опыт работы во власти, но при этом не принадлежащего ни к одной из представленных в нынешнем политикуме сил. И желательно – имеющего свой бизнес в реальном секторе экономики. «Прошерстив» сотню самых богатых украинцев, мы обнаружили, что таких людей в Украине не так уж много. Из этого короткого перечня развернуто ответить на наши вопросы согласился лишь один человек – Анатолий Гиршфельд. Он возглавляет одну из крупнейших в стране управляющих компаний, которая специализируется в машиностроительном бизнесе, - АО «УПЭК». В парламент прошлого созыва г-н Гиршфельд прошел от мажоритарного округа, в минувшем году проиграл выборы в Раду по списку Народного блока Литвина и вернулся в бизнес. Считается влиятельным промышленником, имеющим собственное мнение о ситуации в стране, отличное от обычного биполярного взгляда.

Бизнес: Как вы оцениваете политические события, связанные с роспуском Верховной Рады? 
А.Гиршфельд: Главный смысл происходящего состоит в том, что в нашей стране, видимо, уже невозможна 100%-ная монополия на власть. Два года назад такую монополию пыталась выстроить одна политическая сила, сейчас – другая. Мы видим, что всякий раз подобные попытки вызывают ответную реакцию.

Бизнес: И что это значит для бизнеса? 
А.Гиршфельд: Когда в обществе есть противовесы, существуют полноценные ветви власти, это значит, что страна развивается демократическим путем. Бизнесу хорошо, когда работает закон, а не чьи-то приказы, когда свою позицию можно отстоять в разных инстанциях. В демократических условиях бизнес начинает развиваться, используя конкурентные отличия, а не степень приближенности к власти. Конкурентоспособный бизнес заинтересован в развитии демократических традиций и институтов, а власть – в развитии бизнеса как донора бюджета, что позволяет ей решать проблему наполнения бюджета и социальные вопросы. Таким образом, демонополизация власти в конечном счете приведет к созданию в Украине понятных прозрачных правил игры для бизнеса и власти.

Бизнес: Вы говорите о стабильных правилах игры, но сейчас один из главных тезисов против выборов состоит в том, что возникшие политические риски убивают достигнутую экономическую стабильность… 
А.Гиршфельд: Еще раз хочу подчеркнуть: такая стабильность, основанная на 100%-ной монополизации власти, в условиях Украины представляют для бизнеса угрозу. Чем плоха монополия? У всех в памяти недавние события, когда Юлия Владимировна, будучи премьер-министром и имея практически полную монополию на власть, сменила правила игры, установленные прежними правительствами и гарантированные законами Украины. Имею в виду историю со свободными экономическими зонами. Не отрицаю, что были серьезные злоупотребления в ряде СЭЗ, но нельзя было всех стричь под одну гребенку, огульно обвиняя участников инвестпроектов в создании «черных дыр» экономики. Не все работали на беспошлинный ввоз окорочков, многие действительно вкладывали большие деньги в развитие реальных производственных проектов. Наша компания, например, в рамках спецрежима инвестирования начала проект на Харьковском подшипниковом заводе стоимостью $26 млн. А потом, после трех лет упорной работы, в которой участвовали ведущие западные, российские и украинские компании, предприятие в один момент было отодвинуто на два года от осуществления поставленных целей, вынуждено было заканчивать проект в принципиально других экономических условиях. На мой взгляд, угроза принятия подобных решений сохраняется и на сегодняшний день.

Бизнес: То есть вы не драматизируете ситуацию в связи с политическим кризисом? 
А.Гиршфельд: Абсолютно не драматизирую. Думаю, у политиков хватит опыта, гражданской сознательности, чтобы найти решение, не прибегая к помощи улицы. Полагаю, пройдет еще пара недель – и все будут либо втянуты в избирательную гонку, либо найдут какой-то компромисс. Для меня важно то, что правящая партия уже на второй день после подписания президентом указа отказалась от тех действий по монополизации власти, которые довольно последовательно воплощала в жизнь. Для меня самый лучший знак – слова премьер-министра на второй день кризиса о том, что коалиция готова отказаться от переманивания депутатов, пересмотреть нормы закона о Кабинете министров и т.д. В конце концов, не так важно, кто заседает в правительстве. Важно, чтобы сохранились противовесы, которые дают стране гармонично развиваться: правящая коалиция, которая имеет простое большинство, сильная оппозиция, влиятельный институт президента.

Бизнес: Я помню, ваш бизнес пару лет назад, во время оранжевой революции, из-за общей нестабильности в стране, испытывал определенные трудности в отношениях с контрагентами. Какова ситуация сегодня? 
А.Гиршфельд: Нет никаких проблем, связанных с кризисом: все предприятия работают в обычном режиме. Мы не работаем с бюджетом, следовательно, меньше зависим от власти. Мы работаем на свободном конкурентном рынке, как внутри страны, так и вне ее: в странах СНГ и дальнего зарубежья. Не думаю, что кто-то из наших партнеров уменьшит заказы на предприятия компании из-за политического кризиса. Так что, с этой стороны угроз бизнесу не вижу. Разве что в стране начнут отключать системы, обеспечивающие жизнедеятельность заводов: электроэнергию, водоснабжение и т.д.

Бизнес: А если президент введет на время выборов чрезвычайное положение? 
А.Гиршфельд: Ну и что? Ничего для нас не изменится – будем так же работать. Одно будет плохо (смеется): если завтра объявят комендантский час, мы не сможем работать во вторую смену. Это, конечно, проблема.

Бизнес: Есть ли в принципе смысл представителям бизнеса непосредственно идти на выборы, финансировать политические проекты? Оправданы ли такие инвестиции? 
А.Гиршфельд: Я считаю, что в нынешнем виде они неэффективны. У нас сложилась совершенно искаженная система взаимоотношений между бизнесом и властью. Проблема в том и состоит, что о бизнесе политики вспоминают, когда им нужны голоса и деньги на выборы или для финансирования партийных проектов. В остальное время они, в основном, называют крупный бизнес олигархическим и обвиняют во всех грехах. Сегодня нет настоящего диалога бизнеса и власти, его не сумела выстроить ни предшествующая власть, ни существующая. Власть должна, наконец, посмотреть на представителей бизнеса как на людей, от которых зависят благополучие и социальная защищенность миллионов граждан, собственно, сама стабильность государства. А бизнесу нужно инвестировать не в места в партийных списках, а в правила игры. И для этого необязательно самим идти в парламент: бизнес может представлять свои интересы через общественные организации и постоянный диалог с властью. Тем более, бизнесмен, попадающий в парламент, очень уязвим: на профессиональных политиков, за спиной которых нет бизнес-активов, давить значительно труднее. Думаю, многие представители бизнеса, побывавшие в парламенте в роли оппозиционера, осознали, что нахождение во власти представляет для их бизнеса угрозу.

Бизнес: Какой в таком случае парламент нужен украинским предпринимателям? 
А.Гиршфельд: Конечно, там должны находиться и профессиональные юристы, и экономисты, и общественные деятели. Если бизнесмены, то бизнесмены, отошедшие от дел и избравшие политическую карьеру. Но прежде всего в нем должны находиться профессиональные политики, которые смогут предложить бизнесу постоянный диалог и создание цивилизованных правил игры. У нас, как во всей Европе, постепенно должен стать дурным тоном поход бизнеса во власть.

Бизнес: Как влияет на законотворческий процесс тот факт, что представители бизнеса в парламенте оказываются в противоположных лагерях? 
А.Гиршфельд: Казалось бы, должен хорошо влиять: почему бы не объединиться для достижения общих целей? А на практике оказывается, что у нас бизнес идет во власть лоббировать собственные интересы, а не правила игры. Сидит во власти по партийным квартирам и думает, прежде всего, о своих узких корпоративных целях. А в результате никакого синергетического эффекта от такой представленности бизнеса во власти не получается.

Бизнес: Может ли сегодня в Украине крупный и средний бизнес работать вне власти, вне политики? 
А.Гиршфельд: Еще недавно не мог, сейчас – наверное, да, завтра – сможет. Все проблемы, о которых я говорю – это как раз следствие нашей родовой травмы: ни один крупный бизнес в стране не развивался вне власти. За 15 лет, так или иначе, все были связаны с лоббированием и защитой своих интересов, выбиванием льгот, преференций, бюджетных заказов и т.д. Бизнес просто не мог получить права на жизнь, не контактируя с властью. Другое дело, что сейчас нужно отходить от этой практики, и успешных примеров должно становиться все больше и больше. Еще раз повторюсь: мы должны уходить от покупки мест в списках и выбивания личных преференций и приходить к лоббированию правил игры путем создания сильной общественной организации, которая будет представлять интересы крупного и среднего бизнеса и через это реально влиять на политику Украины.

Бизнес: А чем Украинский союз промышленников и предпринимателей вам не угодил? 
А.Гиршфельд: А разве кто-то в нашей стране к нему относится всерьез? Эта общественная организация была бы, возможно, эффективна и влиятельна, если бы удержалась вне политики. Но не удержалась и прошлась по тем же граблям – создала собственную партию. Результат – инкорпорирование лидеров организации то в одну, то в другую политическую силу, что точно не может совпасть с настроением бизнеса на всей территории Украины. Бизнес не может быть ни при власти, ни в оппозиции, он должен быть в состоянии диалога с ней.

Бизнес: Так вы предлагаете создать что-то вроде клуба миллионеров? Прямо по списку журнала «Фокус» пройтись? 
А.Гиршфельд: Я предлагаю взглянуть на эту проблему с другой стороны. Миллионеров уже очень много и в среднем бизнесе, которому, чтобы почувствовать себя полноценным, нужно выйти из тени. Именно с этим обстоятельством, кстати, я связываю будущий расцвет Украины. У нас настоящего среднего класса, подобного тому, что дал развитие всей Европе, стал локомотивом экономики в Китае, Индии, как бы и нет. На самом деле он есть, достаточно взглянуть на количество иномарок, но на 90% этот сегмент спрятан в тени, а его деньги вращаются в сером секторе, и не дают должного импульса развитию экономики. Кстати, монополизацию власти средний бизнес воспринимает как сигнал не высовываться, потому что понимает: в такой стране защитить его никто не сможет. Сейчас он видит безопасность в том, чтобы платить некую дань власти, создавая такую среду для коррупции, которую никакая правоохранительная система устранить не может. Получается замкнутая цепь, которую Украина на протяжении 15-ти лет не смогла разорвать. И это задача политиков – создать такие правила игры, при которых средний бизнес сможет легализоваться. У нас есть крупные предприятия, предприятия-гиганты, которыми можно гордиться, но которые со временем будут выглядеть как пирамиды в пустыне. Потому что во всем мире такие предприятия стали локомотивом развития экономики, среднего класса, а у нас, к сожалению, этого не происходит.

Бизнес: Как нынешняя политическая дестабилизация отразится на инвестиционной привлекательности страны? 
А.Гиршфельд: Привлекательность невысока, поэтому существенных изменений не произойдет. Ведь иностранный капитал все эти годы смотрит на Украину с опаской. Глубокие разочарования остались после революции, эта настороженность не ушла и по сей день. Если посмотреть, как развиваются глобальные экономические процессы, можно утверждать, что инвестиционный капитал проехал мимо Украины и двинулся в Юго-Восточную Азию. Украина опоздала с выработкой стратегии своего развития минимум на 10 лет, а ничего так дорого не стоит как подобного рода геополитические ошибки. И по сей день наших политиков больше занимает раздел власти и полномочий, нежели создание условий для развития бизнеса и экономики и осознание места страны в глобальном мире.

Бизнес: Если внеочередные выборы состоятся, вы сами идете в народные депутаты? 
А.Гиршфельд: Сегодня я занимаюсь развитием производственных активов. Не исключаю, что в моей жизни может наступить этап, когда я захочу заниматься действительно профессиональной политикой. Но это точно будет означать, что я ушел из промышленности в политику.

Досье БИЗНЕСа 
Родился: 7 августа 1957 года в г. Днепропетровск. 
Образование: в 1980 году с красным дипломом окончил Харьковский институт радиоэлектроники. 
Карьера: инженер в Харьковском центральном конструкторско-технологическом бюро, старший научный сотрудник и старший инженер лаборатории «Агрофизика почвы». В бизнесе – с 1990 года: руководитель производственного кооператива «Эльф»; с 1992 г. директор производства ПКП «Акцептор, ЛТД»; с 1995 г. генеральный директор и президент АО «УПЭК». С 2002 по 2006 год – народный депутат и почетный президент АО «УПЭК», член Народной партии, с 2006 года – президент АО «УПЭК» 
Семейное положение: женат, двое сыновей. 
Хобби: настольный теннис, история, семья.

Досье БИЗНЕСа 
АО "УПЭК" 
Основано: в 1995 году в Харькове 
Сфера деятельности: управление крупными промышленно-инновационными проектами, в основном в машиностроении, одна из крупнейших управляющих компаний Украины, специализирующаяся в машиностроительном бизнесе 
Контролирует: АО "ХАРП" (подшипниковый завод), АО "Харверст" (станкостроительный завод), АО "ХЭЛЗ "Укрэлектромаш" (электротехнический завод), ООО «Украинская литейная компания», ЗАО "ЛКМЗ" (Лозовский кузнечно-механический завод), АО "Швейная фабрика им. Тинякова", АБ "Факториал-Банк" и др. 
Валовая выручка УПЭК в 2006 году: – около 1 млрд. грн.

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
f2-01.png  you_tube-01.png tweet-01.png  in-01.png

Возврат к списку